Интервью в Коммерсанте о рынке мобильных приложений

29.05.2014

Разработка мобильных приложений на заказ для корпоративных пользователей незаметно стала отдельным сегментом рынка, на котором «старичкам» пришлось потесниться и дать дорогу молодым командам, специализирующимся именно на такой работе. Пока этот рынок невелик, но растет очень быстро.

Александра Рудяева, газета Коммерсантъ

В России сегодня не существует однозначной и точной оценки рынка мобильных приложений для корпоративных пользователей. Аналитики J`son & Partners Consulting оценивают общий объем российского рынка мобильных приложений по итогам прошлого года на уровне $245 млн. Сколько из них приходится на собственно бизнес-приложения, эксперты сказать пока затрудняются. Руководитель направления портальных и мобильных решений компании КРОК Константин Астахов считает, что на корпоративные решения приходится около трети всего рынка мобильных приложений, который в прошлом году составил $200-250 млн. Директор центра программных решений группы «Астерос» Никита Журавлев более сдержан в оценках: по его мнению, эта цифра составляет не более 10%.

Несмотря на стремительные темпы роста — по оценкам J`son & Partners, с 2009 года объемы этого рынка увеличились в десятки раз, это направление бизнеса пока еще по-прежнему остается комплементарным для традиционных интеграторов. «Для нас это больше эволюционный бизнес: направление стало развиваться в рамках работы с существующими клиентами,— отмечает Никита Журавлев.— Мы стали одними из первых сертифицированных системных интеграторов компании Apple в России. Сейчас круг платформ, с которыми мы работаем, гораздо шире. Сегодня мы ведем несколько крупных и интересных проектов, но пока это несущественная часть для бизнеса группы».

Общая выручка группы EPAM Systems от реализации мобильных проектов составила в прошлом году около $17 млн по сравнению с $9 млн годом ранее. Несмотря на внушительные показатели роста, этот сегмент по-прежнему приносит лишь около 3% общей выручки компании. В России эти цифры составили $3,4 млн в 2013 году против $1,8 млн годом ранее, из них 68% (примерно $2,3 млн) пришлись на долю приложений для конечного пользователя и 32% (около $1,1 млн) — на внутрикорпоративные решения.

Назад в будущее

Как ни парадоксально, но, появившись совсем недавно, рынок мобильных разработок переживает сегодня в России второе рождение. «Первое рождение было семь-восемь лет назад, когда не было смартфонов, а были наладонники, которые работали с операционной системой Windows Mobile,— вспоминает основатель и генеральный директор разработчика мобильных приложений „Галс Софт“ Вадим Митякин.— Они были очень похожи на десктопы, и разработкой программного обеспечения для них занимались старые игроки, например компания SPB Software. Это был такой небогатый с точки зрения выручки бизнес».

Катализатором возникновения рынка мобильных приложений в том виде, в котором он существует сегодня, стал выход iPhone в 2008 году. В России этот процесс начался годом позже — и, соответственно, с годовым отставанием от Европы и США. «Еще четыре года назад этим занимались несколько небольших компаний, это были мизерные объемы денег, на этом рынке работали только энтузиасты, такие пионеры-профи»,— говорит господин Митякин. Вскоре рынок наводнило огромное количество компаний, называющих себя специалистами в области мобильных приложений, что вкупе с лавинообразным спросом привело к резкому падению качества разработок, когда люди были готовы платить за одно только умение делать мобильные разработки.

«Дело в том, что при огромной популярности мобильных приложений несколько лет назад статистики и понимания того, что будет востребовано пользователями, у заказчиков просто не было. Рынок бурлил, и все старались максимизировать функционал и загонять все в мобильное приложение«,— отмечает руководитель департамента цифрового контента J`son & Partners Олег Дронов.

Такая ситуация существовала на рынке примерно два года, по истечении которых оформились компании, претендующие на звание лидеров в своем сегменте, а заказчики со своей стороны стали предъявлять более высокие требования к продукту, который они хотят получить. По оценкам Вадима Митякина, на сегодняшний день около 90% компаний, которые являются ведущими заказчиками мобильных разработок, приходят к пониманию необходимости переосмысления тех приложений, которые были для них сделаны.

«Сегодня клиент часто приходит и переделывает то, что ему наворотили студенты-фрилансеры,— делится своим опытом основатель и генеральный директор компании Redmadrobot Алексей Макин.— Крупный бизнес сформулировал жесткие требования к разработчикам и продуктам. Чтобы работать в верхнем сегменте, нужно соответствовать: делать качественные продукты, иметь выстроенные производственные процессы».

Что почем?

Несмотря на то что мобильные приложения оформились в отдельный сегмент в противовес ПО для персональных компьютеров, заказчиков мобильных решений можно, в свою очередь, поделить на две группы: те, кто заказывает приложения для своих клиентов (B2C), и компании, которые внедряют внутрикорпоративные решения для мобилизации бизнес-процессов (B2B). Ни по одному из этих направлений авторитетной статистики в России на сегодняшний день не существует. По словам Вадима Митякина, около 20% клиентоориентированных компаний обеспечивают 80% оборота в сегменте мобильных приложений B2C. «Разброс по бюджету очень велик. Как правило, адекватная цена для мобильного приложения, например мобильного банка, составляет 5-10 млн руб. Качественных приложений на сегодняшний день не так много: навскидку речь идет примерно о сотне. Путем простого умножения получим объем рынка на уровне 1 млрд руб.— это очень условная цифра, пальцем в небо, но более точной статистики этого рынка просто нет«,— делится своими подсчетами господин Митякин. Команда Redmadrobot оценивает сервисный сегмент рынка мобильных приложений значительно выше — в 6 млрд руб.

Сложность при оценке объемов рынка также заключается в том, что нередко разработка мобильных приложений входит в более широкие комплексные проекты и реализуется с привлечением других подразделений компании, поэтому выделить ее как отдельную составляющую в общем потоке работ сложно.

Если говорить о клиентских приложениях, то наиболее востребованными на сегодняшний день являются классические решения для дистанционного самообслуживания — речь идет о создании мобильных банков, а также разработках мобильных приложений для ритейл-компаний и интернет-магазинов, которые позволяют потенциальным покупателям посмотреть каталог товаров, совершить покупку, найти ближайший магазин, проложить маршрут и пр. «И у нас, и на Западе к этим направлениям еще добавляются приложения, так или иначе связанные с туристическими услугами, развлечениями и путешествиями (бронирование отелей, покупка билетов),— отмечает заместитель генерального директора группы по развитию бизнеса EPAM Systems Артак Оганесян.— Кроме того, ощущается растущий спрос на разработку мобильных приложений со стороны компаний, работающих в сфере медиабизнеса и поставки информации,— это медиахолдинги, издательские дома, новостные агентства, производители и поставщики контента».

При этом если раньше мобильные приложения чаще заказывали компании, которые считали себя инновационными во всех сферах, и это было во многом вопросом имиджа (как, например, банк «Тинькофф»), то сегодня компании приходят к пониманию того, что мобильный канал должен не просто существовать, но и быть экономически целесообразным, приносить деньги за счет дополнительных продаж услуг, сокращения офлайновых издержек на обслуживание клиентов. Все это находит выражение во вполне конкретных цифрах и финансовых показателях.

«У банков считается крутым показателем 24 обращения к приложению в месяц. 24 — это почти каждый день. То есть мобильный банк — это уже как соцсеть, как Facebook. К слову, в России 95 банковских приложений и только 7 реально работают»,— рассказывает Алексей Макин.

Именно компании финансового сектора находятся на передовой по уровню внедрения инновационных технологий. «Часто банки первыми внедряют передовые технологии, с мобильными приложениями было именно так«,— отмечает Олег Дронов.

Однако структура клиентской базы постепенно меняется, и если раньше мобильные проекты в основном заказывали преимущественно клиентоориентированные компании (банки, страховщики, ритейлеры, операторы связи), то сегодня на рынке появляется все больше приложений, которые могут применяться для оптимизации бизнес-процессов в любой отрасли. «Мобильные приложения позволяют выстроить системы управления производством, документооборотом, финансами, логистикой, маркетингом, кадрами, при которых все задачи будут решаться в разы быстрее и проще, поскольку каждый процесс находится в прямом смысле на ладони и в руках лиц, принимающих решения,— рассуждает Никита Журавлев.— Интерес представляют специализированные отраслевые мобильные приложения — например, для энергетики это управление активами и ремонтом оборудования (мобильные бригады), в строительстве — системы управления проектами и прочие».

Дмитрий Лубневский, директор департамента тестирования системных приложений ООО «Технологии качества» (бренд A1QA), говорит, что около 99% приложений суммарно пишутся для платформ IOS и Android и лишь около 1% пока приходится на другие платформы. Он также отмечает, что заказчики в этой сфере и сами заказы становятся более разнообразными. Например, специалисты A1QA тестировала мобильное приложение для энергетической компании, через которое руководитель мог в режиме реального времени контролировать скорость вращения турбин, температуру и расход воды и другие важные показатели. Другой пример — мобильное решение для обработки клиентской информации одной из крупнейших российских сталелитейных компаний.

Кто есть кто?

Главные роли на рынке мобильных приложений распределены между двумя типами компаний: с одной стороны, это молодые команды, которые занимаются разработкой исключительно мобильных приложений. С другой — крупные интеграторы, для которых мобильные версии являются дополнением существующих продуктов для давних клиентов.

По мнению Константина Астахова, лидерство в этом сегменте за нишевыми компаниями, которые занимаются исключительно разработкой новых мобильных приложений. Коллеги поддерживают его в том, что именно молодые команды становятся первопроходцами в сфере мобильных разработок и способны предложить гораздо более качественный продукт, нежели традиционные интеграторы. Между тем по факту ситуация складывается таким образом, что в сегменте внутрикорпоративных приложений (B2B) по-прежнему сильны позиции крупных интеграторов, которые имеют долгую историю взаимоотношений с заказчиком.

«Рынок крупных разработчиков очень закрытый. Они получают заказы на разработку мобильных приложений, как правило, за счет хороших отношений с заказчиком,— отмечает Вадим Митякин.— Однако методология создания интерфейса мобильного приложения совершенно иная, и, чтобы сделать качественное приложение, надо над ним много работать. На рынке B2B это не так принципиально, поскольку круг пользователей продуктом ограничен сотрудниками компании, которые не имеют возможности выбрать что-то другое. Я думаю, сейчас рынок находится в ожидании того момента, когда заказчики будут готовы к качественным продуктам, которые будут удобны для пользователя».

Другая проблема молодых команд, которые могут предоставить качественный продукт, заключается в том, что они не обладают необходимым профессионализмом ведения бизнеса, что является немаловажным для крупных заказчиков. «Единственная возможность для небольших компаний выйти и конкурировать на этом рынке — показать, в чем их преимущество: в проектировании мобильной платформы, с одной стороны, и умении вести крупные проекты — с другой«,— резюмирует господин Митякин.

Кардинально иная ситуация складывается на рынке приложений для конечных пользователей, где вопросы дизайна, интерфейса, удобства выходят на первый план. «Проблема крупных ИТ-компаний (и это то, почему они никогда не станут безусловными лидерами разработки B2C мобильных приложений) заключается в том, что там сидят махровые айтишники, которые привыкли делать качественный код, а на остальное (user expirience, например) плевать они хотели,— считает Алексей Макин.— „Что, какой дизайн?“ Этот подход прокатывает в B2B-секторе — внутренних мобильных приложениях для автоматизации и мобилизации бизнес-процессов. Здесь любой продукт востребован по определению (компания заказала — сотрудники пользуются в обязательном режиме), поэтому ему нужно хотя бы минимально работать и быть недорогим в интеграции и обслуживании. А вот в В2С-секторе совсем другие процессы. Тут человек сам выбирает, чем ему пользоваться, а чем — нет».

В сегменте B2C закономерно правят бал три-четыре новые компании с молодыми командами и сравнительно небольшими объемами бизнеса. Выручка Redmadrobot, которая занимается разработкой мобильных приложений главным образом для конечных пользователей, составила в 2013 году 43,8 млн руб., а в этом году компания планирует удвоить эту цифру — до 90 млн руб. Разработчик «Галс Софт» заработал в прошлом году на приложениях для конечных пользователей около $1 млн.

Сравнивая российские команды с иностранными, господин Лубневский напоминает, что, согласно российскому законодательству, к разработке таких проектов для крупных госпредприятий допускаются только российские контракторы. «Да и для частного бизнеса российские девелоперы зачастую предпочтительнее из-за языкового фактора (приложения ведь пишутся на русском) и в целом российские разработчики мобильного софта достаточно профессиональны и вполне могут конкурировать с иностранцами»,— говорит он.

Перспективы

По оценкам J`son & Partners, в нынешнем году российский рынок мобильных приложений вырастет почти вдвое — до $474,9 млн, в 2015 году рост немного замедлится — до 67% ($792,8 млн), а в 2016 году составит 46% ($1 млрд 158,5 млн). Какой будет динамика в сегменте корпоративных решений, сказать пока трудно, однако большинство участников рынка сходятся во мнении, что эти цифры составят примерно 50-70%.

«Рынок однозначно будет развиваться все больше и больше, о каком-то насыщении здесь говорить рано,— убежден Артак Оганесян.— Крупные поставщики ERP, CRM, SCM и других корпоративных систем уже сейчас вкладываются в создание мобильных решений для доступа к функциональности своих продуктов. Развиваются и сами мобильные устройства, расширяя спектр возможностей, которые они готовы предложить своим пользователям. Наконец, мы видим, как постепенно набирает силу тенденция отказа компаний от использования не только стационарных компьютеров, но и ноутбуков и их замены на более дешевые планшеты и смартфоны, что даст дополнительный стимул для развития рынка». По мнению Алексея Макина, в нынешнем году рост рынка мобильных приложений для бизнеса составит около 70%, а в дальнейшем будет еще выше.

Между тем Вадим Митякин несколько более сдержан в оценках динамики развития рынка на этот год. «Такое ощущение, что сейчас рынок стабилизировался, идет его перестройка, ажиотажный спрос закончился. К 2014 году количество выполненных проектов накопилось, и началась работа по переосмыслению того, что было сделано,— считает он.— Теперь нужно понять, где следующие точки роста. Например, если говорить о банковском секторе, мобильным банком рынок насытился. Следующий шаг — персональный финансовый менеджмент, который позволяет структурно разложить историю его операций. Сейчас наступил такой период собирания камней: происходит доработка существующих проектов, понимание того, каким будет ответ на инвестиции. Я думаю, что эта пауза продлится до следующего года, в бюджет которого компании уже будут закладывать стоимость новых проектов».

Постепенно меняется и сам подход к разработке мобильных приложений. Здесь можно выделить две тенденции. Во-первых, фокус смещается на создание маленьких мобильных решений для поддержки одной-двух функций. «К примеру, вместо одного большого приложения для мобильного банкинга создается несколько маленьких — для проведения платежей ЖКХ, оплаты парковки,— поясняет Артак Оганесян.— Применять такое приложение пользователю легче и удобнее: достаточно кликнуть на экране планшета или смартфона на одну иконку, сразу запустить нужную операцию и провести ее. А для компании такой подход гораздо более выгоден с точки зрения сроков и стоимости реализации».

Другая тенденция, которая постепенно набирает силу,— создание массовых типовых решений для компаний второго эшелона, когда на первом месте стоит не уникальность приложения, а невысокая стоимость и простота в использовании, и одновременно с этим — все большее количество индивидуальных решений для тех компаний, которым важно предоставить своему клиенту уникальное предложение.

Что касается разработчиков, то рынок ждут два процесса — разделение и укрупнение, считает Алексей Макин. Крупные ИТ-компании уйдут из сегмента B2C, не имея достаточных компетенций для разработки качественного продукта, и будут заниматься корпоративными приложениями. При этом молодые компании-разработчики укрупнятся, доведут свои производственные процессы до соответствия требованиям сложных и дорогих заказчиков и наберут клиентскую массу в сегменте B2C. Кроме того, начнут появляться нишевые игроки с узкой специализацией, такой как аналитика, разработка дизайна и другие.